скрыть общую навигацию по сайту

Спецкурс: «Метафизика нравов» И. Канта

Круглов А.Н.

 

В отличие от «Основоположений к метафизике нравов» (1785) или «Критики практического разума» (1788), «Метафизика нравов» (1797) И. Канта остается в последние десятилетия в тени российского кантоведения, хотя так было далеко не всегда. Между тем, согласно заявлениям критического периода, «Метафизика нравов», наряду с метафизикой природы, представленной, в частности, в таких работах, как «Метафизические начала естествознания» (1786), является одной из двух составных частей обновленной кантовской метафизики.

 

Кроме того, «Метафизика нравов» является одним из трех наиболее важных кантовских сочинений по проблемам этики, причем последним по времени написания. Одна из первых трудностей, возникающих при обращении к этой работе, состоит в нахождении подобающего ей места в корпусе кантовских этических сочинений. Вопреки распространенным представлениям, название ранних «Основоположений к метафизике нравов» не свидетельствует о том, что к уже существующей в его время философской дисциплине – «метафизике нравов» – Кант пожелал найти правильные основания. Напротив, само это словосочетание является кантовской новацией, а поэтому название произведения 1785 года говорит о полагании или учреждении новой философской дисциплины – «метафизики нравов», а не о перестраивании старой на измененном фундаменте. Однако вопрос о том, насколько более поздняя «Метафизика нравов» выполнила возложенные на нее ранее Кантом задачи, остается спорным. При анализе метафизического учения о добродетели основное внимание в рамках спецкурса будет уделено кантовскому истолкованию добродетели и долга/обязанности. Основные обязанности Кант подразделяет на обязанности по отношению к другим и по отношению к себе. Данное подразделение позволит прояснить особенность категорического императива Канта в сравнении с золотым правилом нравственности. Другой трудной для понимания проблемой этики Канта является его отношение к моральному чувству, совести, любви к человеку и уважению. Одним из отличий «Метафизики нравов» от более ранних кантовских этических произведений является наличие так называемых «казуистических вопросов», равно как и «морального катехизиса», а поэтому их роль в «Метафизике нравов» будет подробно освещена. Но несмотря на различия как композиционного, так и содержательного плана «Метафизики нравов» от более ранних этических сочинений Канта, их объединяет ряд ключевых тем и проблем, в частности, кантовское философское осмысление евангельского изречения «Не судите, да не судимы будете», которое в иных сочинениях кенигсбергского мыслителя базируется, например, на различениях вещи самой по себе и явления, эмпирического и интеллигибельного характера и др., а в «Метафизике нравов» проходит как лейтмотив «неисповедимости глубин человеческого сердца».

 

Однако «Метафизика нравов» является также единственным кантовским сочинением, в котором философ обстоятельно изложил собственное учение о праве. Важнейшей заслугой Канта явилось его классическое различение морали и права, которое отчетливо проводится в «Метафизике нравов». Особое внимание будет уделено кантовской концепции естественного права, в меньшей степени – кантовскому учению о положительном праве и основным разделам частного и публичного права. Главный интерес в рамках спецкурса будет сосредоточен на юридическом аспекте свободы у Канта, проблеме вменения поступка в ответственность, интерпретации прав человека, проблеме рабства и кантовской точки зрения по вопросу о положении женщины (в особенности в сравнении с соответствующими положениями естественного права Иог. Г. Фихте). Вопреки попыткам записать Канта в сторонники революции, вновь возникшими в настоящее время, кантовская позиция в «Метафизике нравов» при всем энтузиазме, вызванном у него первоначально Французской революцией, выглядит совершенно однозначно и недвусмысленно: философ отрицает легитимность социальных революций. Причины столь необычной позиции Канта также будут являться темой спецкурса.

 

В начале XIX века кантовская «Метафизика нравов» оказала огромное воздействие на философию права и этику в России. Данное влияние можно проследить как на примере работ немецких профессоров, преподававших в то время в России (И. Хр. Финке, Ф. Хр. Рейнгард и др.), так и на примере российских теоретиков права (Г. И. Солнцева, П. Д. Лодия, А. П. Куницына, В. С. Филимонова и др.). Более того, кантиански окрашенная философия права в России оказалась настолько взрывоопасной, что вызвала серьезную оппозицию (М. Л. Магницкий, Г. Н. Городчанинов и др.) и привела к запрету на преподавание кантиански ориентированного естественного права, в результате чего при посредничестве своих преподавателей В. Г. Кукольника, Н. Г. Белоусова и М. В. Биллевича в эту историю оказался втянутым даже молодой Н. В. Гоголь. Беглый взгляд будет брошен и на более позднюю рецепцию философии права Канта в России в XIX веке (К. А. Неволин, Г. С. Фельдштейн и др.)

 

Источник:

 

Kant, I. Die Metaphysik der Sitten // Kant, I. Werke in zehn Bänden / Hrsg. von W. Weischedel. Bd. 7. Darmstadt, 1983. S. 303-634.

 

Кант, И. Метафизика нравов // Кант, И. Собрание сочинений в 8 т. / Под ред. А. В. Гулыги. Т. 6. М., 1994. С. 223-543.

 

Литература:

 

1. Гавриил, архимандрит. История философии. Ч. VI. Казань, 1840. С. 100-114.

 

2. Гимишян, Л. С. Влияние философии И. Канта на формирование взглядов А. П. Куницына // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып. 27. Тольятти, 2003.

 

3. Городчанинов, Г. Н. Мнение Христианина о Праве Естественном // Казанский вестник, изд. при Императорском Казанском Университете. Казань, 1821. Ч. 2. № 6.

 

4. Куницын, А. П. Право естественное. Кн. 1–3. Спб., 1818. Перепечатано: Русские просветители (от Радищева до декабристов). В 2-х т. Т. 2. М., 1966.

 

5. Лодий, П. Д. Феория общих прав, содержащая в себе философское учение о естественном всеобщем государственном праве. Спб., 1828.

 

6. Магницкий, М. Л. Два мнения попечителя Казанского учебного округа М. Л. Магницкого // Русский архив. М., 1864. № 3.

 

7. Магницкий, М. Л. Мнение действительного статского советника Магницкого, о Науке Естественного права // Чтения в императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете. М., 1861. Кн. 4. Октябрь–декабрь.

 

8. Неволин, К. А. Энциклопедия законоведения // Неволин, К. А. Полное собрание сочинений. Т. 1. Спб., 1857.

 

9. Рейнгард, Ф. Хр. Естественное право / Пер. с лат. И. Сычугова. Казань, 1816.

 

10. Фельдштейн, Г. С. Гавриил Ильич Солнцев // Солнцев, Г. И. Российское уголовное право [Казань, 1820]. Под ред. Г. С. Фельдштейна. Ярославль, 1907.

 

11. Филимонов, В. С. Система естественного права. Спб., 1811.

 

12. Финке, И. Хр. Естественное частное, публичное и народное право. Пер. с нем. Казань, 1816.

 

13. Фишер, А. А. О новейшем естественном праве // Журнал Министерства народного просвещения. Спб., 1836. № 1.

 

14. Цветаев, Л. А. Первые начала права естественного, изданные для руководства учащихся. М., 1816.